Хочешь знать? Имеешь право!

Региональная газета

архив номеров

  • Вам пишет аноним…

    2014.03.24 74 0
    Вам пишет аноним…
    Несколько дней назад в редакцию газеты пришло письмо. Стоит отметить, в последнее время корреспонденция подобного содержания в почте редакции бывает крайне редко. Возможно, поэтому это письмо нас и заинтересовало. В нем имеется все для того, чтобы журналист тут же кинулся в бой на защиту попранных прав написавших послание граждан, проведя соответствующее расследование.

    Несколько дней назад в редакцию газеты пришло письмо. Стоит отметить, в последнее время корреспонденция подобного содержания в почте редакции бывает крайне редко. Возможно, поэтому это письмо нас и заинтересовало. В нем имеется все для того, чтобы журналист тут же кинулся в бой на защиту попранных прав написавших послание граждан, проведя соответствующее расследование.

    Признаемся, поддавшись именно на этот порыв, мы стали судорожно искать в письме обратный адрес, телефон  или хотя бы фамилию автора. Но… Увы и ах! Ни первого, ни второго, ни третьего ни на конверте, ни на листочке в клеточку, на котором, собственно, и было написано послание, мы так и не нашли. Тем не менее, с письмом этим наших читателей решили ознакомить в надежде на то, что прочтут его и компетентные органы. Итак, ниже мы публикуем послание, пришедшее в редакцию, полностью сохраняя его стиль. А чуть ниже позволим себе и некоторые комментарии к нему.

    «Уважаемая редакция! Это письмо, наверное, последний крик души! Возможно, вы его не получите, а если получите то, скорее всего, не опубликуете.

    Мы работаем на виноконьячном заводе  ООО»Вест-Алко» (г.Черняховск, ул.Калининградская, 23в). Как показала практика, обращения во многие государственные структуры никакого результата не дают. Мы не получаем зарплату по четыре месяца. Куда только мы ни обращались! Результат нулевой. Администрация завода открытым текстом заявляет, мол, обращайтесь, куда хотите это вам не поможет. «Официальная» зарплата у нас 9 600 рублей. «Черными» доплачивают еще по две тысячи. Когда счета заморожены, зарплату нам выдают на руки «кусками». Очень многие работники официально не оформлены, так что им жаловаться вообще не имеет смысла. Если мы начинаем бастовать, нас запугивают тем, что мы вообще ничего не получим. По сути, мы не защищены, такое ощущение, что вернулся рабский труд. На предприятии было большое количество проверок и комиссий. Завод каким-то образом их проходит (как – догадаться не сложно). Даже трудовая инспекция им недавно все подписала, и это при том, что мы не получали зарплату несколько месяцев.

    По ночам мы льем портвейны, но никто никогда не найдет комплектующие, так как их прячут на склад, который по документам арендует другое лицо. Сейчас идет розлив водки, на которую у завода нет разрешения. Все это происходит за закрытыми дверями. Иногда даже нельзя выйти «по нужде». По договору у нас рабочий день с 8.00 до 16.00. Но есть и вторые смены на всю ночь, а «ночные» не оплачиваются! Написать можно еще много. Пожалуйста, помогите!!! Имя на конверте не настоящее. Извините»

    Согласитесь письмо вызывает двойственное ощущение. С одной стороны, людей, вроде, жалко. А с другой… Вот о другой стороне и поговорим.

    Если все, что написано в письме, правда, то в ситуацию впору вмешаться прокуратуре. Вот интересно, автор, говоря о «многих инстанциях», в которые «они» обращались, имел в виду и прокуратуру? Я в этом почему-то не уверена. Никогда не поверю и в то, что трудовая инспекция, имея на руках жалобы работников о невыплате им заработной платы, никак на них не отреагировала. Так, может, работники в эту инстанцию жалобы свои не направляли? Или направили их, как в случае с редакцией, анонимно? Если так, то дожидаться на них какой-то реакции, на мой взгляд, по меньшей мере, опрометчиво. Анонимные сообщения не пользуются у нас, так сказать, популярностью, а потому и реакция на них во всех службах соответствующая, сопровождающаяся  резолюцией «в архив». Соответствующим образом, как правило, реагируют на анонимки и в редакции. И вот тому небольшой пример. К нам очень часто обращаются жители города и района с жалобами на работу медучреждений и отдельных медицинских работников. Люди рассказывают просто страшные вещи о том, какие мытарства они вынуждены проходить в больнице, поликлинике, как бездушно порой относятся к их бедам сами медики. Они называют нам фамилии своих обидчиков, описывают вполне конкретные ситуации и просят: «Расскажите всем, что у нас происходит. Напишите фамилии этих врачей. Пусть о них узнает их областное начальство!». Мы, в свою очередь, просим жалобщиков изложить все факты на бумаге. И тут же слышим в ответ одну и ту же фразу: «Что? Подписываться надо? Нет-нет, мы ничего писать не будем. Мы думали, что вы сами напишите все, что мы рассказали, и подпись свою поставите. А так нам ничего и не надо». Мы пытаемся объяснить людям, что если ничего не предпринимать, то ничего и не изменится, что мы не можем сами писать о том, чего не видели и не слышали. Но все уговоры оказываются тщетными. Люди, пожимая плечами и бурча себе под нос что-то о том, что все эти жалобы им потом еще боком выйдут, уходят восвояси. А через месяц-другой вновь приходят к нам с жалобами на медиков и медучреждения, удивляясь при этом, что там так ничего и не изменилось. А что же могло измениться, если, по сути, никаких жалоб никуда не поступало?

    Так и в случае с работниками «Вест-Алко». Никогда не поверю в то, что если, действительно, на предприятии столь плачевная ситуация и если работники и вправду обращались открыто во все возможные и невозможные инстанции, им никто так и не помог. Такого не бывает. В конце-концов, у работников никто не отнимал права обратиться в суд. А уж если на заводе все так плохо, то можно и уволиться, предварительно потребовав от хозяев полного расчета. Разве не так?

    И все же, судя по всему, авторы письма не нуждаются в наших нравоучениях, а совсем  наоборот – им необходима помощь. И мы готовы ее оказать, но только в случае, если будем знать – кому оказывать помощь. А пока на всякий случай все же опубликовали это анонимное письмо. Может, действительно, кто-то из компетентных органов им и заинтересуется.

    Вильгельмина Шрайбикус

    Номер:

  • распечатать
  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить