Добавление новости

##* *## ######### ######### ##* *## ######### ######### ##* ### ###****** ***###*** #####* ##* *##* ##* ##* ######* ##* ###* ##* ##* ##**### ##* *##* ##* ##* ##* *## #######* #######* ##* ####### ####### #######* ##* ######* ###*###* ###**** ##* ##**** ##* *### ##* ##* ##* ##* *##* ##* ##* ##* ##* ### ###****** ***###*** ##* ##* *## ######### ######### ##* ##* *## ######### #########
icon_gotop
16+
autorisation
Войти | Регистрация
Региональная газета Черняховского района Калининградской области

О простом офицере замолвите слово…

2014-03-24

История любой страны складывается из событий, случайностей, деяний великих личностей эпохи, судеб людей. Не последнюю роль в формировании этой летописи играют и такие страшные вещи, как войны. Мировые, отечественные, гражданские или локальные. Все они, помимо слез, горя и бед, пишут на страницах истории имена солдат и полководцев, которых впоследствии потомки назовут героями. Невозможно зачеркнуть, нельзя забыть того, что было. Можно только переосмыслить. Но подвиг, совершенный бойцом, не подлежит переосмыслению. Ибо это – Подвиг!

Пафосно? Может быть, спорить не буду. Но почему-то мне кажется, что так и должно быть. Мы должны помнить имена тех, кто шел в бой, неся в сердце любовь к своим близким, тех, кого вел вперед под пули фашистов, или через засады душманов долг перед своей Родиной. Вот и прозвучало одно слово, которое подводит нас к основной теме нынешнего рассказа. Завтра, 15 февраля, исполняется ровно двадцать пять лет с того момента, как Советские войска покинули Афганистан. Локальный конфликт, как его называли в самом начале, на самом деле был войной. Войной страшной и кровавой. Войной, которая была непонятна простому советскому обывателю. Ведь там наши бойцы защищали не свою Родину, а великодержавные интересы страны, жившей в тихом брежневском застое.

 25 декабря, 1979 года наши десантники из группы «Альфа» штурмом взяли президентский дворец близ Кабула, уничтожив неугодного советскому правительству главу Афганистана Амина. Затем ограниченный контингент советских войск пересек речку Пяндж и вошел в Афган. Так началась многолетняя необъявленная война. С одной стороны правительственные войска Афганистана и ограниченный контингент советских войск, а с другой – многочисленные вооруженные формирования афганских моджахедов, пользующихся политической и финансовой поддержкой стран НАТО и исламского мира.

Про ту войну написано много, сняты художественные и документальные фильмы, но все это только картинки. А как оно было там? С каким чувством ехали в чужую горную страну советские солдаты и офицеры? Что думали об этой войне, находясь на передовой? И не важно, где служил советский воин – на аэродроме в столице или в лагере в горах, там всегда была передовая. И с чем они возвращались на Родину, пославшую их на непонятную войну? Впрочем, в этом материале вы также не найдете четких и прямых ответов на вышеперечисленные вопросы. Ведь все это достаточно субъективно. В то время, когда началась афганская война, я был школяром. Отец – военный, служил на аэродроме. Помню, как мама переживала: «Только бы в Афганистан не послали». И так переживала не только она, но и многие, да почти все жены военнослужащих, особенно тех, кто служил в вертолетных войсках. И причина для таких переживаний была самая объективная. С момента ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан в Советском Союзе все чаще стало звучать страшное словосочетание – «груз двести», которым обозначали наших погибших парней. Про них, тех, кто прибыл домой в цинковом гробу, говорили – он выполнил свой интернациональный долг. Но вернуть погибшего сына, мужа, брата, отца этими словами невозможно.

Про тех, кто вернулся живым и здоровым, все чаще говорили, что горнило афганской войны сломало у них психику. Да простят меня воины-интернационалисты и их родные, но это было. А то, что было в нашей истории, к сожалению, не вычеркнуть. Но они доказали всем, и себе в первую очередь, что война лишь укрепила их. Что в сравнении с засадами моджахедов, когда колонна автотранспорта медленно ползет по пыльным узким горным дорогам, и в любой момент горы могут ощетиниться гранатометами и автоматами, так вот – что в сравнении с этим какие-то бытовые невзгоды? Ничто! Но вот что удивительно. У меня много знакомых, которые не понаслышке знают о войне в Афганистане. И ни один из них никогда не выпячивал грудь, даже если она, как броней, покрыта медалями и орденами, и не говорил: «Я – герой»! Нет, они выполняли интернациональный долг и доказали, что Советский Союз, а ныне России за надежным щитом из настоящих бойцов!

Но, наверное, настало время рассказать читателям еще об одном нашем земляке, который пусть и недолго – всего полтора года, но прослужил под жарким кабульским солнцем. И, забегая вперед, скажу, сегодняшний мой собеседник настоящий оптимист. Ведь только такой человек может сказать, что время, проведенное в Афгане, для него нельзя назвать трудным. И хотя он видел летящие в него пули, все равно службу там он вспоминает не как трагедию…

Есть в Воронежской области село со звучным, прямо-таки масштабным названием – Московское. Именно там 26 июля 1949 года в семье Ивана Ефимовича и Елены Ивановны Любимовых родился сын, которого назвали Анатолием. О нем сегодня наш рассказ.

Наблюдая в начале недели за установкой памятника воинам-интернационалистам в сквере напротив средней школы №6, мы с коллегой думали о том, что неплохо бы найти какого-нибудь «афганца» и написать о нем. Ведь это уже стало доброй традицией – писать о наших современниках, тем более, что выход очередного номера газеты почти совпал с датой – 25 лет вывода Советских войск из Афганистана. Буквально на следующий день в редакцию позвонил руководитель МБУ «Городское хозяйство» Сергей Сашнев и сказал – ждите гостя. Через некоторое время дверь открылась, и на пороге появился интеллигентного вида мужчина. Как настоящий офицер, представляясь, он обошелся всего тремя лаконичными предложениями.

- Меня зовут Анатолий Иванович Любимов. Я служил в Афганистане. Мой знакомый Сергей Сашнев сказал, что со мной хотели побеседовать.

Глядя на него, я никогда бы не подумал, что он служил в горячей точке. Но это факт! И это подтвердилось через несколько минут. И хотя беседовали мы не более тридцати минут, в этот временной промежуток Анатолий Любимов сумел упаковать чуть ли не всю свою жизнь, начиная со дня рождения. Когда и где он родился, я уже сказал выше. Его отец - Иван Ефимович Любимов - во время войны не был на фронте. Но свой долг перед Родиной выполнил сполна – рубил уголек в шахте, в составе так называемой трудовой армии. Много часов под землей, дыша угольной пылью, и здоровье Ивана Ефимовича было подорвано основательно. Мама моего героя, по его же словам, была обыкновенной колхозницей и воспитала при этом кучу детишек. В семье Любимовых было четыре сына и две дочери. Анатолий был, как он сам определил, «почти самый молодой». Собственно о своем детстве Анатолий Иванович много не говорил. Все лаконично. Окончил сельскую школу, после которой почти год проработал на кирпичном заводе разнорабочим. Затем разнорабочий становится курсантом Воронежского военного училища. И в юбилейный для страны год, когда все население Советского Союза отмечало сто лет со дня рождения вождя мирового пролетариата, Анатолий Любимов получает звание младшего лейтенанта и отправляется в свою первую загранку – на службу в Закавказский военный округ. Нет, я не оговорился. Анатолий Иванович на мой недоуменный взгляд ответил – для них, воронежских парней, все, что за пределами Среднерусской возвышенности, это уже зарубежье. Шесть лет провел в Закавказье молодой офицер, а затем вторая загранка – Забайкалье. Еще пять лет. После Забайкалья судьба, а если точнее, то военная служба, забрасывает его в Зауралье, в город Шадринск. Война в Афгане уже началась.

В 1979-80-х годах в армии прошли политбеседы, в результате которых, по задумке правительства СССР, все офицеры должны были написать заявления на имя командиров с «горячей и искренней» просьбой отправить их выполнять интернациональный долг. В основном так и было сделано. Но нашлись и такие, которые отказались писать упомянутые заявления. Среди них оказался и наш Анатолий Любимов. Интересна причина, по которой он это сделал. По его мнению, и он об этом прямо заявил начальству, война дело серьезное, и посылать туда еще не опытных офицеров – верх недальновидности. Ведь, по сути, они станут там обузой для всей части. Забегая вперед, скажу, что с подобными «обузами» Анатолий Любимов, служа в Афганистане, сталкивался не раз. Обычно за такую строптивость в советское время по головке не гладили, но ему повезло – последствий не было. Однако через некоторое время вышел приказ по части, и Анатолий Любимов, собрав свой нехитрый скарб, отправляется в Ташкент, из которого через полгода самолетом в Кабул! Прибыл он туда на должность начальника автомобильной и электрогазовой службы.

Аэродром, где служил Анатолий Любимов, располагался в самой столице Афганистана – Кабуле. Предвидя реплики, вроде, и какой же он боевой офицер, коль служил городе, отвечу – самый настоящий боевой! Можете в этом даже не сомневаться! Во всяком случае, за полтора года службы Анатолий принял участие не в одной боевой операции. Собственно, по его словам, там все операции были боевые. Как начальник автомобильной службы он организовал одиннадцать грузовых автоколонн до границы и обратно. И каждый такой поход был настоящей игрой со смертью. Моджахеды охотились не только за советскими вертолетами. Автоколонны были для них очень удобной мишенью и одними из главных военных трофеев. Так что на «турпоездки» это не смахивало...

Что такое получить пулю в грудь, Анатолий Любимов знает не по рассказам боевых товарищей. В одну из таких поездок он поймал-таки кусок душманского свинца. Бронежилет сделал свое дело, но…

- Сказать, что удар был очень сильный, значит не сказать ничего, - вспоминает Анатолий. - Такое ощущение, что тебе паровым молотом заехали в грудь! Благодаря броне остался жив, но в тот момент сознание потерял!

Запомнилась Анатолию Любимову и первая встреча с командиром, о котором он говорил исключительно с уважением, мол, таких начальников надо еще поискать. …Командир стоял на краю аэродрома, в панаме, летней униформе, а звездочки на погонах у него были нарисованы… карандашом. Сказывалось армейское снабжение. Но нарисованные звездочки не мешали всему личному составу искренне уважать своего командира. Все офицеры мечтали получить от него неофициальное звание – «Думающий офицер». Уверен, не стоит объяснять – за какие заслуги его можно было получить…

Вспоминал Анатолий и о том, как к ним в гости с концертами – поддержать боевой дух армейцев, приезжала Эдита Пьеха. Для таких концертов на аэродроме всегда устанавливалась огромная армейская палатка – так называемый полевой клуб. А еще в памяти осталось землетрясение, которое застало Анатолия Любимова в Новогоднюю ночь. Устав, он уснул глубоким сном и приснилось ему что-то странное…

- Проснулся от треска потолка! Выскочил на улицу. Смотрю, а на меня «Урал» катится! – вроде бы со смехом, как забавное происшествие вспоминает землетрясение Анатолий Иванович.

Из таких воспоминаний и складывается память человеческая. Однако прошло полтора года и Анатолий Любимов подошел к командующему с просьбой отправить его в Союз. А что ему оставалось делать – дома жена с двумя детьми. Она уехала к своим родным в Белоруссию. Но все равно без мужа с двумя ребятишками – тяжело…

Вернуться в Союз он должен был на свою должность. Однако в Шадринске вакансия была уже занята. Вот так он и попал в Черняховск. А произошло это в 1984 году. Через десять лет Анатолий Любимов майором запаса ушел на пенсию! Думаете, отдыхал, рыбу ловил? Нет конечно – десять лет проработал в транспортной инспекции. Ныне Анатолий Любимов на заслуженном отдыхе. Воспитывает внуков - их у него четверо. Три внучки и внук. Ах, да! Самое главное-то я и забыл. Семья у Анатолия немаленькая. Два сына и дочь! Про внуков я уже сказал. А вот про сыновей разговор отдельный. Все они пошли по стопам отца. Старший – майор на военном аэродроме Черняховска, младший – старлей там же. Их отец с гордость говорит, что они продолжает не только его дело, но и дело их деда – тестя Анатолия Любимова, который начал службу еще в сталинградском котле, получил ранение в Восточной Пруссии, а конец войны встретил в госпитале на территории Польши.

Может, я скажу какие-то банальные вещи, но все же! Такие люди, как Анатолий Любимов, достойны уважения. Жизнь помотала его по всему Союзу, он прошел огонь Афгана, сейчас на заслуженном отдыхе. Но главное, ему есть чем гордиться – своими детьми! И есть, кого воспитывать, кому прививать такие понятия как честь, совесть и объяснять, что такое долг перед своей Родиной!

Сергей НЕДОСЕКИН

1206

Оставить сообщение:

######### *##* #** ######### #### *### ###****** #### #### ##* *## ####### ##* ####*###* *###* ##* *## ####### ##* ######## *#####* ##* *## ****##* ##* *######* ###*### ##* *## ###* #######* **###* ##* *## ##* *## *##* #######* *###* ##* *## ##* *## ### ###**** *###* ##* *## ##* *## *##* ##* *######* ##***## ##* *## *### ##* *######## ##*#### ###*### *##**** ##* *##*##*## ####### *#####* ####### ##* ###*##### *###### *###* ####### ##* *#* *###* *####*