Добавление новости

######### ######### *#####* ######### ######### ######### *#######* ######### ******### ###****** ###***### ***###*** ###* *#### ####### ##* ##* *## ##* *## ##* *### *#### ####### ##* ##* *## ##* *## ##* *##* ***## ****##* ##* ##* ##**### ##* ###* *## ###* #######* ##* ##### ##**##* ##* *##* *## *##* #######* ##* ##### #####* ##* *##* *## ### ###**** ##* **### #####* ##* ### *## *##* ##* ##* *## ##*### ##* *##* ##* *## *### ##* ##* *## ##**##* ##* ### ###*### *##**** ##* ###***### ##* ### ***###*** ##* *#####* ####### ##* *######## ##* *## ######### ##* *###* ####### ##* *####### ##* *## #########
icon_gotop
16+
autorisation
Войти | Регистрация
Региональная газета Черняховского района Калининградской области

Михаил Сурков: "Всю жизнь с тяжелой техникой"

2013-09-02

На прошлой неделе я в очередной раз посетил завод по производству товарного бетона компании «Томас-Бетон», расположенный в Черняховске на территории бывшего завода КПД. Мне необходимо было сделать снимок героя прошлого очерка Николая Плигунова. Причем он должен был находиться, что называется, на боевом посту – либо за рулем своей автобетономешалки, либо на погрузке… Ну, или что-то в этом роде. Тогда же начальник участка Александр Вахитов предложил одним выстрелом (читай, заездом на завод) убить двух зайцев. То есть, сфотографировать на рабочем месте еще одного работника предприятия – машиниста погрузчика Михаила Суркова. Но, честно говоря, Михаилу пришлось позировать не за рулем, а рядом со своей техникой. Дело в том, что погрузчик, на котором он работает, не маленькая юркая машинка, с торчащими вперед клыками погрузочных захватов, а серьезная большая техника, которая если как-то и умудрится поместиться в кадр, то на ее фоне трудно будет отыскать того, кто управляет этой махиной. Поэтому, выбирая композицию для снимка, я отдал предпочтение не технике с ковшом, а именно ее водителю.

Итак, давайте знакомиться с новым героем очерка – еще одним ярким представителем рабочей профессии, на которых держится все производство и которых можно назвать становым хребтом любого завода или фабрики. Сегодня им стал машинист погрузчика Михаил Сурков.

Миша – не коренной житель области. Он принадлежит к той категории людей, которых принято называть странным словом «переселенцы». Это те люди, которые в постперестроечные времена были вынуждены покидать свои дома и квартиры в ставших независимыми республиках Средней Азии. Большинство таких переселенцев приехало к нам в область из Казахстана. Любопытна и причина этого переселения. Собственно с нее и началась наша беседа с Михаилом Сурковым. О ней мы еще поговорим ниже, а пока небольшое отступление.

Родился и вырос Михаил Сурков в Казахской ССР. Родной его город – Кустанай, но задерживаться в нем после школы Миша не стал. Закончив восемь классов школы, наш герой сел за парту профессионально-технического училища. Эти средние специальные учебные заведения Страны Советов являлись в то время настоящими кузницами рабочих кадров Советского Союза. И именно в таком ПТУ и «выковали» из Михаила молодого специалиста – тракториста-машиниста широкого профиля. Любопытный факт из его биографии. После окончания ПТУ он, как и тысячи советских парней, отправился служить Родине. И забросила судьба его в Черняховск. Именно здесь он прошел школу жизни, как принято называть срочную службу в армии.

После армии Михаил вернулся не в родной Кустанай, а в Джамбул.

– Тот самый город, где тепло и живет мама Василия Алибабаевича из «Джентльменов удачи»? – пошутил я.

– Тот самый, – с улыбкой подтвердил Михаил.

Невысокий, но крепко сбитый, с первого взгляда на него можно с уверенностью сказать – вот настоящий хозяйственник, который от работы не бежит, а скорее не понимает, как можно тратить свободное время на что-то, когда дома дел невпроворот. Почему-то, когда описываешь таких людей, принято говорить, что у них «нахмурены брови и озабоченный взгляд». На самом деле это полная чушь! И Михаил наглядное тому подтверждение. В наше время не часто встретишь такого жизнерадостного человека, с оптимизмом смотрящего в будущее. Но оставим эти эмоции на финал, а сейчас вернемся в Джамбул, в который после армии вернулся Михаил Сурков.

О своей работе после службы Миша рассказал не много.

– Собственно, вся жизнь у меня связана с тяжелой техникой. В Казахстане я пахал землю, практически не вылезал из-за руля К-700. Да и когда перебрался с семьей сюда, в Калининградскую область, не изменил своей работе. Может, она и не всегда была связана с землей, но уж с тяжелой техникой я точно не расставался.

На постоянное место жительство в самый западный край России Михаил с семьей перебрался в 1998 году. Вернемся к началу нашего разговора с Мишей. Причиной переезда в область стала, как он сказал, его супруга. Свой род она ведет от российских немцев. В постперестроечные времена многие из них потянулись на историческую родину. Другие же решили осесть в Калининградской области, поближе к родне, ставшей гражданами Германии. Вот к этой второй категории и относится семья Михаила Суркова.

– Вся родня тещи и жены живет в Германии, – говорит Михаил. – От Казахстана до них почти семь тысяч километров. А из области гораздо ближе.

В общем, как рассказал Михаил, первой в область приехала его теща. Так сказать, на разведку. Присмотрела хутор в Озерском районе, и через некоторое время семья тоже перебралась в Калининградскую область. Хутор, приобретенный тещей, оказался небольшим. Однако чтобы привести его в порядок, сделать ремонт и купить трактор (а это была одна из первостепенных задач, которые поставил перед собой наш герой), пришлось продать в Казахстане три дома. На хуторе в поселке Малая Дубрава поселились целым семейным кланом. Михаил с семьей, теща и шурин. Трактор Миша купил сразу, и сразу же завел хозяйство – коровы, куры, свиньи, овцы. На работу устроился в совхоз в поселке Юдино.

– Отработал месяц и бросил, – рассказывает мне Михаил.

– Что ж так недолго? – поинтересовался я. – Ведь сам говорил, что от работы не бегаешь.

– Так-то оно так, когда за работу не платят, то никто и работать не будет.

И Михаил поведал, во сколько оценили его месячный труд в совхозе.

– Получил я… сорок рублей. да и те практически полностью высчитали на налоги и прочее… Посмотрел я на это дело, плюнул и стал заниматься своим хозяйством. Периодически брал в аренду у лесхоза делянки – пилил и продавал дрова. Иногда выполнял разовые поручения лесхоза. На эти деньги и жили. Бывали и такие моменты, что приходилось ходить по соседям и колоть им дрова, чтобы заработать копеечку… Ну и, конечно, сильно выручала животина. Без нее мы бы не выжили. Все-таки у меня семья, трое детей – их надо кормить. Но ничего, мы не унывали – потихоньку всей семьей продолжали отстраиваться. Не так давно шурин перебрался в Черняховск. А я остался на хуторе...

Но с работой все же было туго. Михаил брался за все, что подворачивалось. Собственно, удивляться тут нечему. Любой нормальный человек, который работы не боится и у которого есть семья, поступил бы так же. В конечном итоге, разовые заработки и калымы привели Михаила Суркова в Черняховск. Здесь он зарабатывал тем, что в составе бригады таких же, как он, шабашников, монтировал в квартирах и коттеджах горожан отопление.

– А как же ты попал на завод за руль погрузчика? – поинтересовался я.

– Это отдельная история! – начал Михаил.

Оказывается, с Александром Вахитовым Миша был знаком еще до того, как устроился работать под его начало на завод по производству товарного бетона. Не раз вместе рыбачили. Однажды их общие знакомые сказали Александру Вахитову:

– Назипыч, слышали, ищешь ты толковых ребят на новый завод? Таких, чтобы настоящими работягами были и положиться на них можно было?

– Есть такое, – ответил начальник производственного участка.

– Ты ж Мишку Суркова знаешь? Вот и хорошо. Вот тебе и ответственный, и хозяйственный, и работящий.

Разговор между Александром Вахитовым и «рекрутом» Михаилом Сурковым был лаконичным, но содержательным. Миша сразу признался, что не такой уж он специалист, как его расхвалили, а вот то, что работы не боится, так это совершенная правда. Но Александр Назипович относится к тем руководителям, которые специалистов делают сами. Главное, чтобы работник был хороший. Умение оценить человека с первого взгляда начальника производственного участка и в этот раз не подвело. Михаил Сурков сел за руль автопогрузчика. Это случилось семь лет назад. И по нынешним временам – это уже серьезный рабочий стаж!

Супруга Михаила Суркова не работает. На ней держится все домашнее хозяйство.

– Всем хозяйством, скотиной, огородом рулит только она, – смеется Михаил.

Ну и, конечно, помогают управляться со всем этим беспокойным «зоопарком» дети. Их у Михаила трое. Старший сын уже окончил школу и получил профессию. Сейчас трудится на известной фирме по розливу газированных напитков «Совлит». Кстати, по специальности он тоже водитель-тракторист.

– Пошел по стопам отца? – спросил я.

– Нет, выше, – ответил Миша. – Он еще и автомеханик, а это будет покруче, чем просто водитель-тракторист.

Старшая дочка заканчивает девятый класс. Миша говорит, что идти в десятый класс она не хочет. Собралась после девятого класса в Калининград. Правда куда пойдет учиться, пока не определилась. Ну, а младшей дочурке всего пять лет.

Рассказывая о совместных рыбалках с Назипычем, Михаил поведал мне, что рыбалку любит, но часто тешить себя рыбной ловлей он, к сожалению, не может. Как он признался, для этого совершенно нет времени. Все свободное от работы время уходит на стройку. Михаил Сурков продолжает обустраивать свой хутор. Недавно вот пристроил кухню и ванную…

О том, что не остается времени на отдых, он не задумывается. Михаил считает отдыхом работу по хозяйству. Сейчас у него в хлеву мычит корова, ей вторит бык. В кошаре жмутся друг к другу семнадцать овец. Миша подумывает в ближайшее время увеличить свою отару.

– Не тяжело – отпахать на заводе, а потом месить раствор дома, пока жена и дочка смотрят за скотинкой? – задаю я свой последний вопрос.

– Будешь сидеть, сложа руки, хлеба не будет! – отвечает присказкой Михаил Сурков.

Другого ответа от него я и не думал услышать. Так мог ответить только настоящий работяга и хозяйственник.

Сергей НЕДОСЕКИН

1143

Оставить сообщение:

##* *## ##* *## *#####* ##* *###* ##* *## ##* *## *#######* ##* ####* ##* *## ##* *## ###***### ##* **##* ##* *## ##* *## ##* *## ##* *## ##* #####* ##* ##* *## ##* *## ### ### ##* *## ##* ######* ##* ##* *## ##* *## ###*### *### ##* ##**### ##* ##* *## ##* *## ####### *######* ##* ##* *## ##* ##* *## ##* *## ####### *######* ##* ####### ##* ##* *## ##* *## ####### ###**** ##* ######* ##* ##* *## ##* *## ####### ##* ##* ##**### ##* ##* *## ##* *## ##* *## ##* ##* ##* *## ##* ###***### ###***### ##* *## ###****** ###****** ##**### **###** *#######* *#######* ##* *## ######### ######### ######* ####### *#####* *#####* ##* *## ######### ######### #####* #######