Добавление новости

##* ##* ######### ##* ##* ######### ##* ##* *****###* ##* *##* ####### ##* *## *###* ####### *###* ####### ### *##* ####### ### ### *#####* #######* ###* ####### ###**###* ****##* ###*### ###*### ##***** *### ***##** *######* ###* ####### ##* *## ##* ###* *## *####* *##* ####### ##*#### ###### *### *## *##* ### ####### ##*#### ###### ###* *## ##* *##* ####### ##***## ##**** *### *## ##* *### ##* *## ##* *## ##* *###* *## ##* *##**** ##* *## ###*### ##***** *###***** *## ##* ####### ##* *## *###### #######* ######### *## ##* ####### ##* *## *##### ####### ######### *##
icon_gotop
16+
autorisation
Войти | Регистрация
Региональная газета Черняховского района Калининградской области

Алексей Лютько: «Опыт приходит со временем»

2013-09-02

С неба, затянутого унылыми серыми тучами, не переставая падал мокрый липкий снег. Порывы ветра бросали стаи «белых мух» из стороны в сторону. Казалось, что какой-то великан машет маклавицей, обмакнутой в меловой раствор, и белит окрестный пейзаж – два дома поселка Сиреневка и неприступные песчаные валы, расположенного рядом карьера. Всю эту погодную вакханалию я наблюдал, стоя в лодке. Остался позади земснаряд, где в каптерке я беседовал с газоэлектросварщиком Павлом Болотиным. Теперь Паша и мастер производства переправляли меня обратно на берег песчаного карьера, заполненного водой. Лодка слегка покачивалась, впереди, в мутном мареве, постепенно вырастала махина сортировочного бункера. Там меня ждал очередной герой очерка – Алексей Лютько, оператор гравийно-сортировочной установки.

Выпрыгнув из качающейся на воде лодки на скользкий крутой берег, испытал мощный прилив адреналина. По словам моих провожающих, пологого спуска с берега в воду нет. Береговая линия котлована сразу уходит под воду на добрый десяток метров. Так что если бы не удержал равновесие, то испытал все прелести купания в ледяной воде. Но все обошлось благополучно…

Несколько шагов по снежному насту, через дорогу, и вот я уже на территории, по которой, утробной урча, ползают экскаваторы, ровняя песок, сдвигая его валы на погрузку. Тут же деловито снуют песковозы, прожняком подъезжая к погрузке, а затем, натужно рыча двигателями, отправляются, груженные под завязку, согласно маршрутным листам.

Алексей ждал меня наверху сортировочного бункера. С площадки, на которой я с ним встретился, открывался вид на песчаные окрестности. Честно говоря, впечатление от открывшегося пейзажа было двояким. С одной стороны – унылость и серость. Кстати, погода в тот день в этом сыграла не последнюю роль. Вполне возможно, что солнечным летним днем вид с площадки если уж не великолепен, то, по крайней мере, привлекателен. А вот с другой стороны… Вид снующей техники, наблюдающих за ней и контролирующих производство, а именно добычу, сортировку и отгрузку песка, рабочих, не мог не радовать. И вот почему! Глядя на деловитую движуху на территории карьера, я невольно вспомнил, как еще совсем недавно выглядели эти искусственные озера и их песчаные берега. Кто подзабыл, могу напомнить. Сквозь песок то тут, то там пробивались зеленые пучки травы. Под яркими лучами летнего солнца искрилась, разлетаясь золотом, синяя водная гладь заброшенных песчаных карьеров. Если взглянуть сверху, то синие глаза озер, в обрамлении желто-серого песка, как в колыбели покоились в зелени окрестных полей. Прямо таки идиллия, романтика природы! Однако вся эта красота изрядно была подпорчена большим количеством ржавых вкраплений. Остатки сооружений, конструкций, стоявших там во времена строительства развитого социализма. Красоты пейзажу они не добавляли. А в слякотную погоду, осенью или зимой, пейзаж с корявыми полуразрушенными металлическими конструкциями, напоминал картинки Зоны, придуманной и описанной братьями Стругацкими. И вот в эти места вновь пришел человек. Нет, люди там были всегда, но как отдыхающие или пытающиеся выловить карасей из песчаных озер. Речь идет о рабочих. Вновь на территории загудела спецтехника, выросли новые сортировочные бункеры, от карьеров к ним потянулись трубы пескопроводов. Мест для отдыха в нашей небольшой области хватает, а вот с производством в постперестроечные времена было туго. Частник подхватил выпавшее из рук советского государства знамя передовиков производства. Вновь разрабатываются места добычи сырья, оно идет в переработку, а люди рабочих профессий, которые оказались за бортом во время бурных девяностых, снова в цене, уж простите меня за такую вольность. Однако все это мне пришло в голову в тот момент, когда я уже собирался в обратный путь. А пока на площадке гравийно-сортировочной установки, скромно улыбаясь, стоял Алексей Лютько – оператор этой самой ГСУ…

– Ну, не буду вам мешать, – усмехнувшись, сказал мастер.

Разговаривать под хлещущими порывами апрельского ветра, когда в лицо летит мокрый снег, прямо скажем, не совсем удобно и уж точно неприятно. А потому мы с Алексеем зашли в бытовку, снаружи чем-то напоминающую большой жестяной ящик, невесть как приютившийся над землей на площадке сортировочного бункера. Я сразу, что называется, взял быка за рога, поинтересовавшись, чем мой визави занимается на карьере. Очень уж интересно звучит специальность Алексея – оператор гравийно-сортировочной установки. В моем сознании оператор – это человек в халате, если уж не белого, то уж какого-нибудь синего цвета. Сидит в теплом уютном кабинете и пристально смотрит в монитор, на который выводится вся информация о производственном процессе. Однако спецодежда Алексея Лютько даже отдаленно не напоминала халат. Бушлат, брезентовые штаны, каска, в общем, обычный прикид рабочего человека. Все верно ведь работать ему приходится не с компьютером, а с песком. Добытая земснарядом смесь поступает по трубе на сортировку, а там с помощью сеток (честно говоря, я совершенно не понял тех технических подробностей, что рассказал мне Алексей Лютько, объясняя, как происходит процесс сортировки песчано-гравийной смеси) гравий делится на фракции по размеру отдельных песчинок. На выходе именно Алексей осуществляет контроль качества. Причем делает это визуально и мануально, говоря проще, на ощупь.

– И как получается точнее? – тут же поинтересовался я.

– Точнее, конечно, на ощупь, – ответил Алексей Лютько. – Но в основном идет визуальный контроль. Однако, для этого необходим опыт, который, как известно, приходит со временем.

Что-что, а время набраться опыта для того, чтобы с лету, на глаз определять сорт поступающей на отвал смеси, у Алексея было достаточно. Его можно отнести к старожилам предприятия. На карьере в поселке Сиреневка он трудится с 2004 года. Почти десять лет стажа на одном месте – это серьезно. Конечно, история нашей страны знает примеры, когда целые семьи династиями трудились на одном заводе или фабрике. Токарь по наследству передавал свое место у станка сначала сыну, а затем его менял внук. Но по нынешним временам, когда производство в России стало крепнуть лет пятнадцать назад, десятилетний рабочий стаж на одном предприятии уже солидный срок.

В далеком 1947 году родители Алексея Лютько переехали в Калининградскую область из Белоруссии. Собственно, приехали они сюда не вместе. Отец будущего оператора ГСУ служил в Черняховске, здесь же и познакомился с матерью нашего героя. Мама работала медсестрой в медпункте в поселке Пушкарево. А отец… Любопытный факт из семейной истории Лютько. Глава семьи после службы в армии устроился на работу. Куда бы вы думали? На песчаный карьер в поселке Пушкарево оператором гравийно-сортировочной установки. Во как! То, что сын ныне работает в той же специальности и почти там же, можно назвать семейной традицией. Однако профессию отца Алексей Лютько выбрал не сразу.

Родной школой для Алексея стала школа в соседнем поселке Талпаки. Всех детей поселка транспортом воинской части, дислоцированной в поселке Пушкарево, организованно возили на занятия. Как многие мои герои, с которыми я уже познакомил наших читателей, Алексей Лютько закончил восемь классов. А затем стал осваивать рабочие профессии. Попробовал себя в качестве курсанта автошколы ДОСААФ, но что-то Леше не понравилось, и учебу в этой специализированной организации он оставил. Потом была срочная служба, а потом промежуток, о котором Алексей вспоминает с неохотой. После армии он долго не работал. Это было начало девяностых. Времени бурном, времени хаоса и неразберихи. Того времени, когда устроится на работу, а еще чтобы и платили нормально, было не просто сложно, а практически нереально. Вот в этот мир, когда рухнул социализм, а нарастание капиталистических отношений в бывшей стране советов происходило в самой дикой форме, вышел за ворота части Алексей Лютько. После мытарств без работы, без возможности найти свое место в жизни, Алексей устроился в лесничество вальщиком леса. Немного потрудился кочегаром в котельной в родном поселке. А в 2004 году в его жизни происходит событие, которое без преувеличения можно назвать поворотным.

– Начальником на Сиреневском карьере тогда стал мой односельчанин, – рассказывает Алексей. – Он и предложил мне пойти работать на новое производство. Тем более что работники на тот момент карьеру были нужны.

Но прежде, чем стать оператором гравийно-сортировочной установки, моему герою пришлось еще раз, образно говоря, сесть за парту.

– Поднимали карьер в то время немцы, – продолжает Алексей Лютько. – Мы, собственно, пришли на уже отлаженное производство. Нет, были и те, кто успел поработать на восстановлении, но я уже шел на оператора. В Калининграде мы прослушали курс и получили корочки. А набивал руку я уже здесь, на месте.

– Алексей, получается, что тебя взяли на работу по знакомству? – интересуюсь я. – А то, что твой отец работал оператором на ГСУ, сыграло какую-нибудь роль?

– Да нет, – чисто русским оборотом ответил Алексей. – Просто тогда на карьер набирали рабочих, и я, что называется, попался на глаза.

Поскромничал Алексей Лютько. Ох, поскромничал… Дело в том, что с работой установки он был знаком с детства. Отец не раз брал его с собой на работу. Там он и познакомился с премудростями профессии оператора гравийно-сортировочной установки. Так что получить корочку специалиста для Алексея Лютько не составило особого труда. Кстати, я заметил одну особенность моего героя. Когда я спрашивал его об учебе, о семье, в общем, о вещах бытовых и обыденных, Алексей отвечал, запинаясь, иногда делая минутные паузы, вроде как обдумывал, что ответить. Зато когда речь заходила о работе, а точнее о том, чем занимается оператор сортировочной установки Алексей Лютько, он становился красноречивым. И если бы я его не перебивал, то мог бы, наверное, не менее часа слушать о том, как поступает смесь на сортировку, как сортируется, и как правильно визуально и на ощупь определять размер гравийных фракций. Как следить за чистотой песка… Как вы понимаете, так о работе может говорить только человек без остатка влюбленный в свою профессию. Об этом мы, конечно, не говорили, для меня и так было ясно, что Алексей Лютько нашел свое место в жизни. Он женат, у него растет сын, которого назвали в честь деда, отца Алексея, Владимиром. Вовка ходит в первый класс, у него вся жизнь впереди…

В какой-то момент я подумал, если первоклассник Володя Лютько, окончив школу, пойдет по стопам отца, то к почетному списку рабочих династий нашей страны добавится еще одна фамилия. И это будет прекрасно, потому что (и я не устану об этом говорить) белых воротничков в России хватает, а вот квалифицированных специалистов рабочих профессий до сих пор маловато.

Сергей НЕДОСЕКИН

867

Оставить сообщение:

*#####* *##* *#######* *###* ###***### *####* ####### ##* *## ##* *## *#####* *###* #######* ### ### ##* *## *######* *#####* ##***** ###*### ###* *####*##* ###*### ##* ####### *######* ####**##* ##* *## ###### ####### *######* *########* ##* *## ###### ####### ****### *########* ##* ##**** ####### ##* *## *##* ##* ##* ##* *## ##* *## ##* ##* *## ##* ##* *## ###***### ##* ###*### ##* ##* *## *#######* ##* *#####* ##* ##* *## *#####* ##* *###*